Ответ
Старый 05.04.2011, 00:29   #1
Консультант
 
Аватар для Stek
Дополнительная информация
По умолчанию

Коллективизация СССР


Интересная тема Коммунисты будут недовольны, но как говорится, что было, то было

Цитата:
80 лет назад, в 1931 году, в СССР началось генеральное наступление на крестьян-единоличников. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов выяснил, как именно большевики, обещавшие сельским труженикам землю и свободу, закрепощали их и отбирали все до последней нитки. А также разобрался в том, как сопротивлялись крестьяне и особенно крестьянки.

"Гр. Белянина избили, раздели и 2 часа держали на морозе"

В истории отечественного крестьянства 1931 год должен был стать важной и запоминающейся вехой. Ведь именно в этом году, не случись революции, должны были завершиться последние выплаты за помещичью землю, которая навечно переходила в собственность крестьян. Однако жизнь, а точнее, большевики распорядились иначе. Взяв власть, они пообещали мир народам, фабрики — рабочим, а землю — крестьянам. Вот только на деле с первого же дня начали проводить другую линию, весьма отличавшуюся от декларируемой.

Землю, после освобождения крестьян в 1861 году остававшуюся в собственности помещиков, новая власть отдавала крестьянам лишь в том случае, если она из-за размеров или качества почвы не представляла большой ценности. А вот крупные поместья с налаженным производством еще в 1917-1918 годах преобразовывали в государственные или советские хозяйства, где, по сути, менялся только собственник, а крестьяне как были, так и оставались наемными безземельными работниками. Мало того, госхозы и совхозы захватывали разнообразные производственные тресты и крупные фабрики, превращали их в свои подсобные хозяйства. Так что крестьяне окончательно утрачивали возможность когда-либо сделать обрабатываемую землю своей.

Однако и тем, кто получил землю от советской власти, довелось пользоваться ею довольно ограниченное время. В 1929 году начались коллективизация и обобществление земли и имущества, сопровождавшиеся таким принуждением и насилием, что во избежание крестьянских бунтов Сталину пришлось опубликовать знаменитую статью "Головокружение от успехов". Правда, в тот момент мало кто догадывался, что статья эта предназначалась не для одергивания зарвавшихся аппаратчиков, а для успокоения масс. И как только страсти улеглись, массированная коллективизация началась вновь. Крестьян опять начали принуждать к вступлению в колхозы, а зажиточную часть крестьянства — кулаков — партия приказала ликвидировать как класс.

Весной 1930 года новая кампания развернулась во всю широту, а уже к осени оказалось, что результаты, мягко говоря, не соответствуют ожиданиям партии и правительства. В колхозы к концу года удалось загнать менее четверти крестьянских хозяйств. А уменьшение количества крепких производящих хозяйств снизило производство зерна и резко уменьшило число налогоплательщиков. Потери решили восполнить усиленными хлебозаготовками, отправляя в деревни разного рода уполномоченных. Колхозник из Кимовского района Московской области писал в газету "Социалистическое земледелие":

"Рабочие-ударники, приехавшие с завода или фабрик, ходили по дворам с криками: "Запрягай лошадь сейчас и накладывай рожь и овес". Крестьянин говорит: "У меня осталась только солома, и той не хватает". Но они не считаются с этим. "Накладывай,— говорят,— иначе дадим твердое задание". До тех пор создавали красные обозы, пока весь семенной овес и не свезли. Сейчас приказывают засыпать семфонды, а у самих нет кормов, лошади падают, коровы тоже, топлива нет. Народ страдает от холода. А вы отправляете иностранным державам лес, дрова и т. д.".
Цитата:
Подобные письма еще раз убеждали руководящих товарищей, что любые неуспехи в хлебозаготовках или коллективизации — происки недобитых кулаков и их приспешников, так что далеко не везде дело ограничивалось только криками.

"В ходе хлебозаготовок осенне-зимнего периода 1930 г.,— говорилось в справке ОГПУ о политическом состоянии Казахстана,— зафиксированы многочисленные факты избиения бедноты и батрачества уполномоченными по заготовительным кампаниям, ряд случаев раздевания догола на морозе, обливание холодной водой, массовые аресты бедноты с содержанием арестованных в холодных помещениях, без пищи и т. д. В ауле N 29 и смежных, аулах Чимкентского района бригада в 20-50 чел. разъезжает по аулам и требует от бедноты и батрачества указания байских ям с хлебом. При отрицательных ответах бедняков и батраков раздевают догола и льют на них холодную воду. В ауле N 7 того же района бригада по хлебозаготовкам, созданная из русских, запугивает казахское население оружием. В пос. Воробьеве Боровского района уполномоченный по хлебозаготовкам в ноябре арестовал 70 чел., в большинстве середняков, в том числе 15 женщин. После ареста у них изъяли весь хлеб. За все время хлебозаготовок в этом поселке изъят весь хлеб у 100 хозяйств, осуждено 32 хозяйства, оштрафовано 80 чел. В с. Степановке Андреевского района быв. Алма-Атинского округа уполномоченный по хлебозаготовкам, член ВКП(б), вызвал ночью бедняков и середняков, избивал их, угрожая расстрелом, издевался над ними. Так, гр. Белянина избили, раздели и 2 часа держали на морозе".

Поскольку же и это не всегда помогало, в наступившем 1931 году партия решила начать развернутое наступление на единоличников и завершить полностью и окончательно ликвидацию кулаков.

"Совершен поджог квартиры сотрудника ОГПУ"

Проблема с исполнением партийных установок заключалась главным образом в том, что власти на местах и сельские жители отчетливо понимали, чем грозит им новый поворот событий. Ничего, кроме ухудшения экономической ситуации, ждать не приходилось. А потому они с разной степенью решительности и открытости сопротивлялись выселению кулаков и экспроприации их собственности:

"Развертывание и самый ход кампании,— докладывало ОГПУ о ситуации в Западной Сибири в конце января 1931 года,— по ряду районов ознаменовались неподготовленностью местных организаций к практическому осуществлению решений крайкома и крайисполкома, в отдельных организациях, особенно сельских, некоторым благодушием и оппортунистическими колебаниями (утеря кулака) и боязнью трудностей... Отдельные руководители районных парторганизаций встретили директиву крайкома скептически, высказывая свое мнение о ее несвоевременности и нецелесообразности. Секретарь Кожевниковского РК ВКП(б) Сухов в беседе по этому вопросу с работниками крайцентра заявил: "Лучше бы Вы не совались с этим выселением кулачества, если Вы будете проводить так, как в прошлом году, так лучше выселения и не проводить"".

За кулаков вступались и их односельчане. В той же справке ОГПУ о Западной Сибири приводился пример такой помощи:

"В пос. Рождественском Каргатского района при выселении кулака Ляхова последний оказал сопротивление и категорически отказался выехать. Собравшаяся на крики кулака толпа женщин, преимущественно родственниц кулака, растащила детей Ляхова по своим домам, а самого Ляхова взяла под охрану. При попытке арестовать Ляхова середняк Матросов набросился на председателя сельсовета и ударил его по лицу с криком: "Мы Ляхова не выдадим!" При вторичной попытке со стороны сельсовета и уполномоченного РИКа выселить кулака Ляхова снова собралась толпа, преимущественно женщин, в числе 70 чел. и опять не допустила выселения".
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:33   #2
Консультант
Топик Стартер ТС
 
Аватар для Stek
Дополнительная информация
По умолчанию

Вообще статья больша, поэтому постараюсь ее оформить

Цитата:
При этом, как отмечалось во многих документах, крестьянки оказывали все более и более активное сопротивление раскулачиванию и коллективизации.

"В последнее время,— говорилось в справке ОГПУ об участии женщин в антисоветской деятельности, составленной в январе 1931 года,— участие женских масс в антисоветских проявлениях в деревне становится все более активным. Женщина участвует уже не только в "волынках" (массовых выступлениях), но ее можно встретить и в составе кулацких, антисоветских группировок, среди террористов-поджигателей и среди активных агитаторов на собраниях... За вторую половину 1930 г. из 1352 массовых выступлений в 543 женщины составляли подавляющее большинство в составе участников (в 464 случаях выступления были исключительно женскими по составу). Во всех остальных женщины составляли значительную часть участников".

Причем, как отмечалось в справке, крестьянки не ограничивались собраниями и митингами:

"Выступления на почве хлебозаготовок (сопротивление описям имущества, изъятия хлеба и т. п.), против изъятия и ущемления кулачества и а/с элементов и на религиозной почве во многих случаях отличались остротой, сопровождались физическим насилием выступавших над местными совработниками и активистами, разгромами сельсоветов и других общественных организаций и учреждений. Зафиксировано несколько случаев массовых выступлений женщин, вооруженных вилами, кольями, ножами. В с. Теменское Колпнянского района ЦЧО 19 декабря толпа женщин в 100 чел. напала на бригаду, работавшую по хлебозаготовкам и мясозаготовкам. Женщины раздевали бригадиров донага и всячески издевались над ними. В с. Налитово Инзенского района СВК в ноябре к дому злостного несдатчика хлеба, к которому приехала бригада для описи имущества, собралась толпа женщин в 150 чел., вооруженных палками и железными вилами. Работа бригады в этот день была прекращена... В с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) во время выступления избит милиционер; толпа женщин в с. Евгеневка Старо-Кременчикского района (УССР) пыталась учинить самосуд над начальником милиции и уполномоченным РИКа; в с. Нерубьевка Ровеньского района (УССР) толпа женщин набросилась с ножами и вилами в руках на комиссию по проведению хлебозаготовок, не допустив ее к работе".

К удивлению властей, выступления крестьянок оказывались не только хорошо организованными, но и продолжались не один день:

"В отдельных случаях,— указывалось в той же справке,— массовые выступления тянулись по нескольку дней, женщины, участвовавшие в "волынках", проявляли большое упорство в сопротивлении местным властям, особенно во время изъятия имущества у злостных несдатчиков хлеба — кулаков, у неплательщиков налога, во время арестов антисоветских элементов. Были случаи, когда выступавшие женщины организовывали охрану имущества взятых ими под свою защиту кулаков и а/с элементов, устанавливали непрерывное дежурство и пикеты с тем, чтобы в "случае тревоги" вновь собрать толпу женщин для оказания организованного противодействия властям".

Еще более любопытным оказалось то, что крестьянки требовали от мужей, отцов и братьев отказаться от участия в их акциях:

"Характерно,— докладывало ОГПУ,— что мужчины во время женских "волынок" обычно держатся в стороне, не вмешиваясь в толпу. Суровая кара за участие в массовых беспорядках удерживает мужчин от участия в выступлениях. В то же время, несмотря на явно антисоветские действия, женщины (в том числе иногда и кулаки) обычно оставались безнаказанными. Такое положение лишь укрепляло среди женщин и вообще населения убеждение, что "женщине ничего не будет, женщине все можно". Во время выступления женщин с. Антоновка Н.-Бугского района (УССР) из толпы раздавались крики: "Мы никого не боимся, мы уже были в ГПУ, и нам ничего не сделали и не сделают"".

Но самое удивительное заключалось в том, что крестьянки нередко создавали конспиративные организации и проводили акции, которые расценивались как террористические:

"Во второй половине 1930 г. зафиксировано несколько случаев участия в совершении террористических актов (главным образом поджогов и вредительских действий) женщин—членов семей раскулаченных, арестованных и высланных кулаков. В с. Алгай Новоузенского района НВК дочерью раскулаченного совершен поджог квартиры сотрудника ОГПУ — в отместку за произведенный у нее обыск с целью обнаружения серебряной монеты. В пос. Назарьевском Буртинского района СВК жена кулака совершила поджог склада кожсиндиката. В с. Никольском Марьевского района СВК жена раскулаченного вместе с сыновьями в подвал с колхозным картофелем насыпала соль с целью порчи картофеля".

"В ряде сел идет поголовное уничтожение скота"

Возможно, многими из протестующих и сопротивляющихся раскулачиванию двигало чувство сострадания к родственникам и землякам. Но наверняка все они понимали и еще одну непреложную истину: как только советская власть покончит с кулаками, она возьмется за менее зажиточных — середняков. Причем реальность такого развития событий подтверждалась многими фактами.

"Некоторые сельские и районные работники,— докладывало ОГПУ о ситуации в Западной Сибири,— проявляли склонность к включению в списки выселяемых отдельных середняков и зажиточных, мотивируя свои требования о внесении их в списки "наличием у них большой посевплощади", "нежеланием их идти в колхозы" и т. п. Уполномоченный Черлакского РИКа настаивал на выселении середняка Илюхина за то, что он "много сеял". Подобные тенденции нашли свое практическое выражение в искривлении классовой линии. В с. Инсарка, Орловка, Сухачевка и др. Исиль-Кульского района уполномоченные района и сельсоветы включили в списки выселяемых отдельных середняков и даже членов колхозов. В Михайловском районе в числе 48 экспроприированных хозяйств попало 3 середняка и один быв. красный партизан, служивший впоследствии в Красной армии".
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:36   #3
Консультант
Топик Стартер ТС
 
Аватар для Stek
Дополнительная информация
По умолчанию

В продолжение статьи

Цитата:
Поскольку подобные перегибы происходили по всей стране, как и в начале коллективизации в 1929 году, начался массовый забой скота, чтобы не отдавать его государству даром при раскулачивании. Картина, описывавшаяся в докладах ОГПУ в январе 1931 года, выглядела просто зловеще. О Центрально-Черноземной области там говорилось:

"Хищнический убой и распродажа скота (особенно мелкого и молодняка) за последние 2-3 месяца приняли широкие размеры, возрастая из месяца в месяц. В некоторых селах за одну ночь убивалось до 700 голов овец (Дросковский район)".

Особенно беспокоил власти убой главной тягловой силы советского сельского хозяйства — лошадей, который также превысил все мыслимые границы. В том же документе рассказывалось о происходящем на Северном Кавказе:

"В Таганрогском районе массовое разбазаривание скота, в особенности лошадей, в последнее время приняло угрожающие размеры. Колхозами скот сдается непосредственно на бойню партиями до 30 лошадей. Поступление лошадей для убоя настолько велико, что Таганрогская бойня с убоем скота не справляется. Только за период с 1 по 7 декабря на Таганрогскую бойню поступило для убоя 328 шт. лошадей, и, несмотря на усиленный убой от 60 до 100 голов в сутки, на скотных дворах бойни количество скота не уменьшается. В карантине стоит до 300 лошадей. В числе лошадей, поступающих на бойню, имеются лошади, вполне годные для работы. Вследствие крайне безобразного ухода за скотом на бойне ежедневно гибнет до 15-18 голов скота. Трупы павших животных по нескольку дней не убираются, заражая собой здоровых лошадей. В ст. Переяславской того же района за короткий промежуток времени было убито и продано 150 голов крупного рогатого скота. Хищническому истреблению скота в известной степени способствовала усиленная агитация а/с элемента о необходимости распродажи скота, так как "скот скоро заберет государство"..."

"Отмечается чрезвычайно низкое качество тракторов"

Положение не только осложнялось, но доходило до предела еще и оттого, что поход "железных коней" — тракторов — на поля СССР шел довольно вяло и сопровождался массой проблем. В создававшихся для обслуживания колхозов машинно-тракторных станциях (МТС) не хватало всего — от людей до качественной техники. ОГПУ в январе 1931 года подготовило справку о недочетах в организации МТС в Западной и Ивановской промышленных областях:

"Укомплектование МТС обслуживающим персоналом в большинстве не проведено, и надлежащих мер со стороны райорганизаций и облЗУ в этом направлении принято не было. Особенно остро этот вопрос стоит в Западной обл., где каждая МТС в среднем должна иметь 13 чел. обслуживающего персонала (не включая трактористов и рулевых), а всего нужно около 290 чел., тогда как в настоящий момент имеется только 50 чел., а для трех МТС даже нет еще и директоров... По Западной обл. отмечается чрезвычайно низкое качество поступающих тракторов вследствие неправильной упаковки и погрузки их снабжающими организациями. В результате трактора по прибытии требуют основательного ремонта, а ремонтных мастерских в районах МТС еще нет. Аналогичное положение и с запасными частями, кои совершенно не подходят к тракторам (не соответствующие по размерам винты, болты, в отдельных частях неправильно просверлены дыры и т. п.). В Вязьме во время доставки тракторов со станции на место стоянки (1,25 км) с 9 тракторов свалились колеса. В Пустошкинский район трактора поступили с водой в радиаторах и с частично полопавшимися от мороза карбюраторами".

К этому следовало добавить и информацию о ситуации там, где коллективизация, как считали в Москве, имела некоторые успехи:

"В колхозах,— говорилось в докладе ОГПУ о Западной Сибири,— царит бесхозяйственность, что, естественно, отталкивает единоличников от вступления в колхоз. В с. Чащино Черепановского района колхоз "Сибирский партизан" совершенно не заготовил дров. Ввиду этого колхозники ломают на дрова пристройки и изгороди. В Кузьминском колхозе Спасского района имеется 300 голов скота, уход за которым чрезвычайно скверный; коровы и телята стоят под открытым небом, корма своевременно не подвозятся, в результате чего скот голодает. Из имевшихся 72 телят в результате плохого ухода пало 64. В с. Сростки (райцентр) в коммуне "Пламя коммунизма" в результате плохого ухода за скотом пало: телят — 21, поросят — 30, ягнят — 15, маток — 5".

Итогом подобного развития событий могло стать только сокращение площади обрабатываемых земель, ведущее к сокращению урожая и в итоге к голоду. Писатель Владимир Ставский, побывавший в марте 1931 года в Ростове-на-Дону, писал в газету "Известия":

"За то короткое время, которое сейчас я пробыл в Ростове-на-Дону, я выяснил совершенно пренеприятные факты. Ну, всем нам хорошо известно, что такое Северный Кавказ для страны. Всем нам хорошо известно, что такое для страны Северный Кавказ последних лет, с его буйным ростом, с его темпами. Теперь факты. По данным края, опубликованным в книге на весну (посевкампанию) 1931 г., по этим данным, единственным официальным данным, представляемым в центр, площадь посева: 1929/30 г.— 11 732 307 га...; на 1930/1931 г.— 12 737 103 га... Прекрасные данные? Да. Тут и рост, и выполнение обещаний края о приросте товарного хлеба в 150 млн. и т. д. Все мы восхищены, удовлетворены. Теперь "поправочки"! В статотделе край. плана имеются данные не только крайзу (краевое земельное управление.— "Власть") и парадных выступлений краевых работников, есть и данные крайфинуправления и других источников, менее благодушных, но зато более реальных. И эти данные расходятся с данными крайзу, ну, по крайней мере на 900 тыс. га. Речь идет о 1930/31 г. При этом Терский окр. наврал на 160-170 тыс. га только весной 1930 г., Кубань наврала на 60 тыс. га. Больше всего наврал Дон — около 400 тыс. га! И край наврал Центру!"

При этом голод для многих жителей Северо-Кавказского края уже превратился в повседневную реальность:

"Теперь относительно хлеба хочу написать. В крае снято со снабжения совсем около 600 тыс. чел. Это — кустари, служащие, связанные с сельским хозяйством, и служащие таких городов, как Краснодар, Ставрополь. Сегодня состоится совещание в крайкоме, на котором будет решен вопрос о дополнительном снятии со снабжения всех мелких городов вообще — Пятигорск, Ейск, Туапсе, Геленджик, Азов, Миллерово, Сальск и т. д. Не уменьшение пайков, а снятие вообще".

Однако, несмотря на угрожающее развитие событий, ни коллективизацию, ни раскулачивание никто не отменял.
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:37   #4
Консультант
Топик Стартер ТС
 
Аватар для Stek
Дополнительная информация
По умолчанию

О тюремном социализме для ностальгирующих

Цитата:
"У нас уже построен социализм тюремный"

Такое упорство поневоле подталкивало к мысли о том, что власть имела относительно кулаков какой-то особый план, подразумевающий, что польза, приносимая ими Советской стране в местах не столь и столь отдаленных, будет куда выше той, что была от них в прежних местах. И на первый взгляд именно так оно и было. Привыкших к работе и сметливых мужиков распределяли на лесозаготовки, золотодобычу, строительство северных и сибирских заводов. Словом, отправляли туда, куда добровольно ехать никто не собирался.

Комиссия Политбюро распределяла спецпереселенцев по ведомствам, те, в свою очередь,— по конкретным объектам. Все выглядело вполне логичным и, с точки зрения партии и правительства, вполне разумным. Вот только на деле отношение к выселенным с семьями кулакам и использованию их труда на новых местах иначе как варварским назвать было невозможно.

"С наступлением зимы,— говорилось об Урале в докладе ОГПУ о высланных кулаках, составленном в конце зимы 1931 года,— в ряде мест высланные кулацкие семьи по-прежнему находятся в жилищах местного населения или в непригодных для жилья помещениях. Несмотря на остроту вопроса с недостатком рабочей силы, хозяйственные организации, принявшие по договорам кулацкую ссылку, не сумели полностью использовать трудоспособных кулаков. По данным на 15 ноября прошлого года, Ураллесом не используется до 17% трудоспособных кулаков. По отдельным районам процент не использованных еще более высокий, например по Тобольскому округу совершенно не используются 20,5%, по Чердынскому району — 22,2%, а отдельные хозорганы имеют от 30 до 60% неиспользованной рабочей силы кулаков. Такое положение создалось главным образом благодаря отсутствию должного контроля и учета по использованию кулацкой ссылки хозяйственниками. Также нет контроля над производительностью труда ссыльных кулаков... Благодаря слабому охвату медпомощью по отдельным районам ссылки отмечается значительная смертность и заболеваемость. Медперсонала не хватает, требуется 35 врачей, а имеется только 1 фельдшер — по Тобольскому округу. Через амбулатории по Тобольскому округу с апреля по август прошлого года прошло 27 370 чел.— 64% к общему количеству ссыльных кулаков, а в Чердынском районе — 33%. Основные болезни: тиф, скарлатина, грипп, цинга и корь".

О ситуации в Сибири в том же документе указывалось:

"Снабжение продовольствием не налажено, острые продовольственные затруднения переходят местами в форменную голодовку".

Еще хуже обстояло дело в Северном крае:

"Продовольственное снабжение остается самым больным вопросом. Крайне ограниченные нормы снабжения благодаря плохой работе кооперации не соблюдаются. Нередки случаи, когда несколько дней не выдают хлеба, не говоря уже о других продуктах. Продукты часто бывают недоброкачественные. Систематически отсутствуют жиры, рыба и овощи".

Итогом подобного отношения оказалось то, что в Северном крае из 14 387 сосланных кулацких семей, насчитывавших в общей сложности 126 095 человек, к 1 декабря 1930 года умерло 21 213 человек, а бежало 39 743. Часть беглецов, правда, вернули, но цифры говорили сами за себя. Потери составили почти половину состава спецпереселенцев. Причем после докладов ОГПУ и местных властей практически ничего не изменилось.

В августе 1931 года, после новой волны высылки раскулаченных, ОГПУ докладывало:
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:38   #5
Младший советник
 
Аватар для Мечислав
Дополнительная информация
По умолчанию

Stek, Я тебе отвечу.
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:39   #6
Консультант
Топик Стартер ТС
 
Аватар для Stek
Дополнительная информация
По умолчанию

И последняя часть

Цитата:
"На территории Уральской обл. находится 128 755 семейств спецпереселенцев, что составляет 592 786 чел. Жилстроительство находится в неудовлетворительном состоянии, в ряде районов фактически сорвано. Спецпереселенцы помещаются в бараках, палатках, землянках, сараях, у местного населения и т. д., живут в большой скученности, грязи и т. п. Продовольствием спецпереселенцы снабжаются плохо. В ряде районов ссыльные голодают и употребляют в пищу различные суррогаты, отмечались случаи смерти на почве голода. Особенно плохо поставлено снабжение нетрудоспособных. Медобслуживание не налажено. Отмечается недостаток врачей, фельдшеров и почти полное отсутствие медикаментов. Существующая сеть лечебных заведений недостаточна, строительство новых идет крайне медленно. Для хозиспользования спецпереселенцы переданы в основном Ураллесу, Рыбтресту, ЦМЗ, Уралуглю, Востокостали, Уралруде и заняты на лесоразработках, горных работах, дорожных и по с/х колонизации. Хозиспользование страдает рядом недочетов (неполный охват работой (от 32 до 73%), отсутствие учета, неиспользование труда женщин и детей, отсутствие расценок, норм, издевательство над спецпереселенцами и т. п.)".

Могла возникнуть и другая гипотеза. О том, что власть пыталась уничтожить кулаков не как класс, а окончательно и физически. Но в том же или почти том же состоянии находилось и остальное крестьянство, да и немалая часть городского населения страны. Причем крестьяне если не знали, то точно чувствовали, что же на самом деле происходит в стране. И даже писали об этом в газеты:

"Пишем от группы крестьян,— говорилось в письме из Почепского района Западной области,— двух деревень — Норино и Мехово от 108 чел. Мы часто прочитываем газеты, и очень нас заинтересовало, как иностранная буржуазия клеймит, якобы в СССР лесозаготовки добываются принудительным трудом. Но неправильно она пишет. Советская страна не станет применять принудительный труд. У нас только существует насильный труд. Пришлют повестку кубометров на 100. Крестьянин не успеет опомниться, а несут уже штраф от 50 до 100 руб. Крестьяне истощали от налогов, которых не перечесть. Берут последних овечек, коров, и сам может под суд в Соловки угодить, если к сроку не выполнить. Вот наша и свободная страна, а милиция не уезжает из деревень — все пишет протоколы, скот за штрафы берет. Сейчас из домов выбрасываются полуголодные и полураздетые дети, плач и крики раздаются ужасные... Если у нас настоящего крепостного права нет, но зато ни в одной стране нет такого насилия, как в России. Кто бы ни приехал, грозит нам тюрьмой и ссылкой. У нас не строится социализм хозяйственный, а у нас уже построен социализм тюремный, штрафов и насильного труда. Вот ваш социализм".
Вся статья с бодрыми фотками той эпохи по ссылке

Добавлено через 42 секунды
Мечислав, ты сперва прочти, а то я еще не закончил, а ты уже ответил
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:41   #7
Младший советник
 
Аватар для Мечислав
Дополнительная информация
По умолчанию

Сталин и коллективизация | Печать |
Автор С. Миронин
Источник:Сайт "За науку!"
В статье, посвященной НЭПу, я попытался доказать, что Сталин принимал свои решения в совершенно безвыходной ситуации, что решение начать индустриализацию было связано с необходимостью обеспечить, в соответствии с задачей, сформулированной Д.И. Менделеевым, продолжение независимого развития России. Я хотел продемонстрировать два подхода. Один - теоретизирующий, основанный на примате некоей теории, оторванный от реальности (Троцкий и другие оппозиционеры) и второй - прагматический, эмпирический, основанный на глубоком изучении реальности и управляемой системы (Сталин). Именно эти два подходфа столкнулись и во время принятия решения о коллективизации. О том, что действительно, произошло в то время почти нет достоверных сведений. Есть только мифы - марксистский и либеральный. В данной статье я хочу показать, как непросто и вместе с тем необходимо было принятие решения о коллективизации.

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ

К середине 20-х гг. восстановительный потенциал дореволюционного капитала промышленности был исчерпан. Дальнейшее ее развитие требовало новых вложений, резкого расширения промышленного строительства, что сделало задачу индустриализации приоритетной в экономическом развитии страны во второй половине 20-х гг.

Поэтому для сохранения суверенитета страны на XIV-ом съезде ВКП(б) (декабрь 1925 г.) был взят курс на индустриализацию. Темпы индустриализации были намечены достаточно высокими.

Сталинская система хозяйственного управления была средством очередной модернизации экономики нашего государства, которая мыслилась как создание мощного военно-промышленного комплекса и современного технологического ядра, состоящего из предприятий тяжёлой промышленности. Интересно, что основные элементы сталинской системы мы находим ещё при царском режиме. Командно-административная система в тяжёлой и особенно военной индустрии, регулирование цен на основные товары, централизованное планирование технологических рывков.

Низкие относительные цены на энергоносители и прочее сырьё (которые Россия могла себе позволить, поскольку у неё были свои легкодоступные ресурсы), были ещё в царские времена способом стимулирования промышленности, компенсирующим неблагоприятный климат. В частности, именно низкие цены на нефть делали более прибыльным быстрый переход от ручного труда и гужевой тяги к машинизации сельского хозяйства.

Однако Россия не располагала необходимой технологией для решения задачи индустриализации, так что своими силами можно было осуществить дальнейшее развитие относительно лишь небольшой группы модернизированных производств, заложенных еще до Первой мировой войны. Поэтому задача модернизации могла решаться только путём импорта современной технологии с Запада. Государственная власть открывала большевикам принципиально новый путь плановой индустриализации. Зная параметры основных западных технологий, можно было переносить их на советскую почву, осуществляя комплексные централизованные закупки технологий за рубежом. Именно догоняющий характер индустриализации, повторяющий, в целом, наиболее удачные из уже опробованных технологические решения Запада, обусловил успех широкомасштабного планирования в натуральных показателях. Грубо говоря, плановые органы знали, сколько и какой продукции потребуется произвести в этом году для производства определённой продукции в следующем году - перед глазами был западный опыт с устоявшимися, близкими к оптимальным, параметрами технологических цепочек.

Вынужденная концентрация на экспорте хлеба и сырья привела к существенному разрушению отраслей потребительского сектора: от сельскохозяйственного производства до промышленности товаров широкого потребления. Но одновременно начался очень быстрый и динамичный процесс модернизации страны. Он был основан на интенсивном труде подавляющей части населения, даже чиновники работали сутками.

Резкое уменьшение доли потребления в совокупном продукте позволило за короткий исторический срок накопить огромный капитал и произвести нечто невиданное - сделать технологический скачок и практически догнать Запад по ключевым параметрам технологического развития. Накопление искусственно повышалось до максимального уровня. Страна была нацелена на созидание, а не на мещанское потребление. Вспомните фильмы и книги о той поре: зачастую создаётся впечатление, что рабочие только работали и спали. Впоследствии именно эта могучая модернизация позволила стране выдержать нашествие Европы и выиграть Великую Отечественную войну.

Важнейшим вопросом, который нужно осветить в связи с импортом технологий, является следующий: почему страны Запада позволили своим компаниям передавать СССР технологии, подрывая свою монополию? Думается, здесь переплелись несколько факторов.

Во-первых, СССР ориентировался на автаркическое развитие. Американцы знали, что у Советского Союза всё равно не будет денег, чтобы закупать американские тракторы, но зато и экспортировать он их после постройки у себя тракторных заводов не будет. Поэтому американцы ничего не теряли, передавая Советскому Союзу свои технологии, зато это был для них хоть какой-то рынок сбыта на фоне Великой Депрессии.

Во-вторых, Советский Союз умело использовал неоднородность Запада, покупая технологии, в первую очередь, у США и Германии - наиболее промышленно развитых стран, у которых в то же время не было огромных колониальных империй и которым был особенно нужен добровольный товарообмен с другими странами.

Добавлено через 1 минуту
Во-первых, СССР ориентировался на автаркическое развитие. Американцы знали, что у Советского Союза всё равно не будет денег, чтобы закупать американские тракторы, но зато и экспортировать он их после постройки у себя тракторных заводов не будет. Поэтому американцы ничего не теряли, передавая Советскому Союзу свои технологии, зато это был для них хоть какой-то рынок сбыта на фоне Великой Депрессии.

Во-вторых, Советский Союз умело использовал неоднородность Запада, покупая технологии, в первую очередь, у США и Германии - наиболее промышленно развитых стран, у которых в то же время не было огромных колониальных империй и которым был особенно нужен добровольный товарообмен с другими странами.

В-третьих, сейчас видно, что до Второй Мировой войны никто не воспринимал Советскую Россию всерьёз как угрозу благополучию Запада. Пожалуй, это было огромным достижением тогдашней внешней политики, в результате чего, несмотря на фразы Коминтерна, страна смогла исподволь сделать большой рывок, не вызывая ничьего испуга. А пропаганда Коминтерна тоже была нужна, но для того, чтобы завоёвывать симпатии в других странах, увеличивать количество сторонников СССР, вербовать разведчиков и т.д. Опыт импорта технологий в 30-х позволяет сделать вывод на случай очередных модернизаций: не на всех своих технологиях Запад будет «сидеть, как собака на сене».

Не всё шло гладко в годы индустриализации. По безалаберности, преступной небрежности и из-за диверсий часто пропадало уникальное технологической оборудование. Чтобы поднять качество работы, 9 декабря 1933 года была введена уголовная ответственность за производство недоброкачественной продукции. Неготовность страны к моментальному восприятию новых технологий была во многом вызвана как кадровым голодом, так и человеческим фактором. Невозможно сразу освоить новые рутины. Часто оказывалось, что импортируемая технология непригодна в условиях России и требует доработки, на что не хватало квалификации и средств. В статье Шпотова [2] о техническом содействии Запада советской индустриализации описываются многие подобные случаи и бросается в глаза их принципиальная схожесть с проблемами, возникавшими при первой индустриализации России при Алексее Михайловиче, описанными в монографии Л.В.Милова [3]. Видимо, трудности из-за неготовности неизбежны при любом варианте догоняющего развития, а для их минимизации и преодоления нужна исключительная настойчивость руководителей и подчинённых, строгая подотчётность и ответственность исполнителей без заслонов инициативе.

Как верно отметил А.Вишневский [4], во всех рассуждениях ранних поборников индустриализации (а такие существовали с самого момента установления советской власти) преобладали технократические нотки, главное место отводилось материально-техническим инновациям, социальные же нововведения воспринимались как нечто вторичное, автоматически вырастающее из "материально-технических основ". Широкую известность получили, например, слова Ленина о том, что коммунизм - это есть советская власть (она уже была) плюс электрификация всей страны.

Первый пятилетний план ставил грандиозные задачи в сфере народного благосостояния. Обеспечение основными потребительскими товарами, в том числе продуктами питания, предполагалось увеличить за пятилетие не менее чем в два-три раза.

Сталинская экономика в своё время должна была найти способы обеспечить колоссальный приток рабочей силы в приоритетные производства. Но не надо представлять дело так, будто индустриализация обязана какому-то чуду, при котором перестали выполняться законы экономики, будто вся экономическая деятельность направлялась одними командами, деньги совсем перестали быть деньгами, а товары товарами. Нет, как и в любой стране, в СССР был рынок в рамках ограничений, определённых культурными особенностями и решениями руководства страны (включая команды). За исключением ГУЛАГа, люди нанимались на стройки добровольно, за зарплату, размер которой подчинялся законам, верным для «рыночной» экономики. Так, давление вниз на городскую зарплату шло путём увеличения предложения рабочей силы. Тем самым, путём жёсткого давления на село Сталину удалось временно убрать ограничение на темпы индустриализации, существовавшее при Столыпине [5].
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:43   #8
Младший советник
 
Аватар для Мечислав
Дополнительная информация
По умолчанию

ГДЕ ДЕНЬГИ ЗИН?

Очень быстро выяснилось, что средств на индустриализацию просто нет. Причем, как я уже писал в первой статье, денег для модернизации промышленности не хватало с самого начала НЭПа. Индустриализация лишь резко обострила старую болячку. Главная проблема, которая возникла в процессе начавшейся индустриализации, - где найти средства для массового промышленного строительства. Причем деньги для индустриализации нужны были срочно.

Причиной острой и постоянной нехватки денег для технологического перевооружения во времена НЭПа был неблагоприятный внешнеторговый оборот страны, который к осени 1922 года заметно отстал от общих темпов хозяйственного подъема. В первом полугодии 1922 года стоимость экспорта составляла не более 3% от уровня 1913 года, при этом стоимость импорта в десять раз превосходила стоимость экспорта. Это объяснялось тем, что на восстановление промышленности нужно было все больше закупать за рубежом сырья и оборудования. Расширять же импорт можно было только за счет роста экспорта, скажем, излишков сельскохозяйственной продукции. Но закупочный аппарат Наркомвнешторга был неповоротливым и неопытным, да и денег на закупки продуктов у крестьян государство выделяло очень немного. Кроме того, как я уже указывал, сельское хозяйство в годы НЭПа плавно переходило из одного голода в другой.

Наркомфин Сокольников пытался добиться разрешения на временную либерализацию ввоза и вывоза для крестьян и предприятий (трестов) по отдельным категориям товаров. В. И. Ленин выступил резко против ослабления монополии внешней торговли, опасаясь якобы роста контрабанды. На самом же деле правительство опасалось того, что производители, получив право свободного выхода на мировой рынок, почувствуют свою независимость от государства и вновь начнут бороться против этой власти. Исходя из этого, руководство страны всеми силами старалось не допустить демонополизации внешней торговли.

Так где же можно было взять средства на индустриализацию?

Существовали два варианта развития. Импорт технологий мог финансироваться либо за счёт зарубежного кредитования, либо путём ограничения потребления населения и продажи высвободившихся экспортных товаров на внешнем рынке. Возможность зарубежного кредитования была существенно ограничена отказом советского правительства платить царские долги (впрочем, при попытке их выплатить денег было бы ещё меньше). Кроме того, обычно иностранное кредитование существенно суживало поле манёвра инвестиций - это видно хотя бы по условиям, налагаемым сейчас кредитуемым странам международными финансовыми организациями. Поэтому был выбран второй путь, но его реализация была затруднена до Великой Депрессии.

Проведение индустриализации в СССР традиционными путями, т.е. за счет накопления денежных средств внутри страны и внешних займов, было невозможно. У населения необходимые накопления отсутствовали, а займы не могли быть осуществлены ни по экономическим (мировой экономический кризис), ни по политическим причинам.

Одним из путей могло бы быть внеэкономическое давление на крестьян. Однако крестьяне, в полном соответствии с законом А. Чаянова [6] о роли тягостности труда в производстве зерна, не хотели напрягаться для страны. Они хотели жить для себя.

Введение золотого червонца и привязка рубля к золоту резко сузили инвестиционные возможности советского правительства с помощью печатания денег с последующей инфляцией. Ключевым элементом золотой привязки является почти полное исключение эмиссии денег, не обеспеченных золотом. Золота тогда в СССР добывалось меньше, чем при царизме. Золотой же запас был частично утерян в годы Гражданской войны.

Если же рост производительности труда не сопровождается эмиссией необходимого количества кредитных денег, которые должны в условиях золотой привязки были быть обеспечены золотом, то такая ситуация означает снижение цен. Имеющиеся деньги будут расти в цене, а цены на товары и на рабочую силу неповышающегося качества будут постоянно снижаться.

Предположим, что в стране 100 работников производят 100 штук некоего товара и в обращении имеется 100 монет. Если в результате роста производительности труда выпуск товаров возрос в 2 раза, а скорость оборота денег и их количество не увеличились, то на одну монету можно будет купить уже не одну штуку товара, а две. Но одному рабочему приходится платить тоже только одну монету, а он стал работать в два раза эффективнее и требует прибавки. Если же рабочий продолжает изготовлять только одну штуку товара, то ему приходится платить половину монеты. Уровень жизни такого работника не изменяется, но психологически он страдает, поскольку у тех, кто повышает производительность труда зарплата не меняется..

Система может работать только если идёт постоянное снижение зарплат на рабочую силу того же качества и цен - иначе все обленятся и не будут улучшать результаты. Этого, однако, не добиться без полного огосударствления, потому что очень тяжело снизить цены, если участники рынка свободны с своем выборе. При свободном рыночном ценообразовании заставить всех снизить цены не только очень трудно, а и практически невозможно.

Имеющиеся данные свидетельствуют, что в годы НЭПа рост производства шел быстрее роста количества циркулирующих денег. Поскольку частных банков было мало и они жестко контролировались государством, а сам госбанк не мог сам уйти от золотой привязки и подпечатать денег или разрешить увеличение количества кредитных денег, то денег стало не хватать.

Значит требовалось снижать цены, а, значит, и зарплаты, но рабочие этому противились. Поэтому все стали спускать на крестьян - деньги из крестьянства выкачивались с помощью завышения цен на промышленные товары. Как следствие, промышленные товары, если считать их стоимость в пудах пшеницы, оказались в несколько раз дороже, чем до войны. К тому же невысокого качества. Получилось явление, которое с лёгкой руки Троцкого именуется «ножницами цен».

Следствием стало перераспределение средств в пользу индустрии за счет высоких цен на промышленные товары и низкие, по сравнению с ними, на сельхозпродукцию, что сразу же осложнило ситуацию на внутреннем рынке, выразившуюся в кризисе хлебозаготовок 1927/28 и 1928/29 гг.
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:44   #9
Младший советник
 
Аватар для Мечислав
Дополнительная информация
По умолчанию

Количество денег в обращении постоянно росло.

Из таблицы 1 видно, что в 1934 году правительство изъяло часть денег из обращения. [7]

Крестьяне отреагировали просто: перестали продавать зерно, обменивая его тем самым на промышленные товары. Налог сдадут, а остальное не продают. Всегда ведь найдётся, что делать - скот получше кормить, самим лучше питаться, самогон готовить, на неурожайный год запас составлять… Крестьянин мог легко отказаться от потребления промышленных товаров, если для их получения требовались добавочные усилия. Горожанину же отказаться от потребления хлеба было невозможно. Многие товары крестьяне стали производить сами и не хотели покупать промышленные товары по завышенной цене. Круг замкнулся.

Сначала думалось, что можно обойтись займами на Западе. Однако в этот период шло бурное развитие капитализма, особенно в Америке. Поэтому на международном финансовом рынке средств для инвестиций катастрофически не хватало и кредиты были очень дорогими. Чтобы получить льготные кредиты и реструктурировать долги, необходимо было доказать, что СССР является надежным партнером, признающим нормы международного права. Но этому мешала деятельность Коминтерна.

Отказ СССР от уплаты внешнего долга, по обязательствам царского правительства, привел к тому, что СССР не мог вести переговоры о получении иностранных кредитов [8]. Если в 1913 году иностранные накопления составили четвертую часть чистых инвестиций, то после 1917 года их доля равнялась нулю, несмотря на все усилия СССР получить займы за границей [9].

В 1913 году товарный экспорт и импорт России в сумме составляли 21% валового национального продукта (ВНП). К концу НЭПа, в 1928 году они равнялись 6% ВНП, даже несмотря на заметную либерализацию советского режима [10].

Во время голода 1921 года Запад помогал России, поскольку от отказе выплачивать долги еще не было заявлено. Это в полном объеме было сделано только в 1922 году на Генуэзской конференции.

Казалось бы можно начать торговать тем, чем богаты. Когда под шум партийных дискуссий крестьянин на недостаток промышленных товаров и в ответ на скрытую инфляцию отвечал все более упорной стачкой: не вывозил на рынок зерна и не увеличивал посевы, а правые (Рыков, Томский, Бухарин), задававшие в тот период тон, требовали предоставить больше простора капиталистическим тенденциям деревни, повысив цены на хлеб, хотя бы за счет снижения темпов промышленности. Единственный выход при такой политике мог бы состоять в том, чтобы в обмен на вывозимое заграницу фермерское сырье ввозить готовые изделия. Но это означало бы строить смычку не между крестьянским хозяйством и промышленностью СССР, а между кулаком и Западом. Естественно о суверенитете СССР в таком случае необходимо было забыть.

Наркомфин Сокольников настойчиво выступал за организацию совместных торговых обществ с участием иностранного капитала, за расширение прав трестов и предоставление им возможности выхода на мировой рынок под контролем Наркомвнешторга. В то время 50% валютных поступлений давал хлеб, 20% - лес, 20% - нефть. Но оказалось, что и получить деньги за свой хлеб стало нелегким делом. В 1926 году экспорт хлеба упал до 0,6 млн тонн. Страна не смогла возвратить свои традиционные мировые рынки сбыта. Место было уже занято. Пошел дешевый хлеб из Аргентины, Канады, Австралии и Южной Африки. Плохая рыночная конъюнктура на мировом рынке зерна, связанная с резким увеличением поставок зерна из Аргентины и Канады, делала нецелесообразным наращивание объемов экспорта этого товара [11]. Кроме того СССР в годы НЭПа постоянно испытывал недостаток зерна. Приходилось его даже импортировать (см. ниже).

Торговый баланс страны катастрофически ухудшался. С 1928/29 г. по 1932/33 г. выполнение плана по импорту снизилось со 102,4 до 34,2% (по фактическим итогам) [12]. Итак, международная торговля мало чем могла помочь.

Угасли и надежды на концессии. Их удельный вес в общем объеме промышленного производства СССР в 1924 г. составлял лишь 0,2 %, а к концу 1920-х гг. - 0,6 % [13].

Попробовали получить деньги на развитие путем их жесточайшей экономии, Постановление ЦИК и СНК СССР от 11 июня 1926 г. о режиме экономии определило в качестве основного источника накопления режим экономии, предполагавший резкое сокращение нерациональных расходов, замораживание зарплаты, снижение темпов роста социально-культурных расходов в бюджетах различного уровня. Но вскоре стала ясной беспочвенность надежд на режим экономии как на основной источник погашения огромных затрат на индустриализацию [14].

Важнейшим источником внутренних накоплений должны были стать государственные займы индустриализации. Первый заем индустриализации прошел в 1927, второй - в 1928 г. Тем самым правительство попробовало занять деньги у населения, но население было очень бедным.

Одним из источников валюты для покупки технологии стал экспорт произведений искусства. Начиная с 1927 года Наркомторг назначает ежегодный план по экспорту антиквариата, хотя ранее был принят Декрет о запрещении продажи и вывоза произведений искусства без санкций Наркомпроса [15]. 23 января 1928 года Совет народных комиссаров принимает постановление о мерах по усилению экспорта и реализации за границей предметов старины и искусства [16]. Но это все были гроши, а нужно было много денег.

Внутри страны средства можно было взять только у крестьян и у церкви. Но они не хотели их отдавать. Оставалось одно - долю накопления, а точнее уровень инвестирования, надо было резко увеличить, а расхлябанную манеру жизни заменить на мобилизационную. Еще в 1924 году в журнале «Вестник коммунистической академии» Преображенский предложил сделать ставку на ускоренную индустриализацию за счет накопления средств, получаемых преимущественно от крестьянства. Крестьянин среагировал на попытки государства увеличить налоги не как цивилизованный кооператор и, конечно, денег не дал. Конечно, можно заставить крестьян платить по системе Столыпина, но ведь власть-то народная! К тому же, партэлита и так была в страхе перед укреплением нэпманов, значит, существующий аппарат поддержал бы только такие меры модернизации, которые заодно «задвинут» нэпманов и кулаков.

Как я уже указывал, попытки давления на деревню с помощью налогов привели к кризису хлебозаготовок. Кроме того, крестьяне быстро нашли способ, как уйти из-под налогового бремени - крупные зажиточные хозяйства дробились на мелкие, чтобы скрыть доходы и уменьшить налоги. Число кулацких хозяйств уменьшилось на 25%. Отсутствие четких критериев для выделения кулачества открывало местным властям широкий простор для произвола.

Поиск способа, который позволил бы государству в наиболее простой форме перераспределять денежные средства между секторами экономики, продолжался в течение всего периода свертывания НЭПа [17]. Решение было найдено в 5-летнем планировании и печатании денег. Да, индустриализация в стране проводилась за счет эмиссионного финансирования после фактического отказа от золотой привязки.

Однако попытка печатать деньги усугубила кризис хлебозаготовок и привела к огромной инфляции. Если эмиссия в 1928 году была назначительной, то в 1929 - 800 млн рублей, в 1930 и 1931 - по 1,5 млрд, а в 1932 - уже 2,7 млрд рублей. В 1932 году цены свободного рынка превысили уровень 1928 года в 8 раз [18].
  Ответить с цитированием
Старый 05.04.2011, 00:45   #10
Младший советник
 
Аватар для Мечислав
Дополнительная информация
По умолчанию

Одним из важнейших условий успеха индустриализации стало бы привлечение больших масс населения в промышленность. Но крестьяне не хотели расставаться с землей-матушкой, следовательно необходимо было создать ТАКИЕ условия на селе, чтобы массы людей ВЫНУЖДЕНЫ были его покинуть и заняться трудоустройством в другом месте. Сроки же должны были быть максимально сокращены - болезненные для общества и страны операции следовало проводить как можно быстрее.

Нужно было что-то решать. Сталин, будучи прагматиком, не стал класть яйца в одну корзину. Он начал действовать во всех направлениях. Во первых, деятельность Коминтерна была существенно ограничена. Во-вторых, было произведено второе по счету, изъятие церковных ценностей. В третьих, было дано согласие на продажу полотен великих старых мастеров из Эрмитажа... [19]. Наконец, были предприняты попытки решить проблемы госбюджета путем увеличения производства водки - в 1930 году производство водки было увеличено [20].

Сейчас сторонники тогдашних оппозиционеров пытаются представить дело так, что будто бы оппозиция последовательно боролась против спаивания народа. Они приводят факты о том, что Троцкий на апрельском пленуме 1926 года среди поправок к проекту резолюции Рыкова о хозяйственном положении СССР отдельным пунктом выделил необходимость пересмотра вопроса о водке "на основании уже имеющегося опыта, который свидетельствует, что государственная продажа водки, играя крайне незначительную роль в деле притока средств из деревни к тяжёлой промышленности (такова была цель), врезывается в то же время серьёзной величиной в заработную плату рабочего" [21]. Все это верно. Но ело в том, что деньги нужны были сразу, а не через 10 лет, когда ограночения выпуска водки могли бы проявить себя, да и неизвестно, проявили бы или нет.

Самое интересное, что Сталин обещал отказаться от этого "временного средства необычного свойства", "как только найдутся в нашем народном хозяйстве новые источники для новых доходов на предмет дальнейшего развития нашей промышленности" [22]. В реальности же как всегда пришлось выбирать между плохим и очень плохим решением.

Да и индустриализация шла со скрипом: ничего не делалось в срок, ценнейшее оборудование губилось. Оказалось, что никто ничего не умеет делать, не умеет налаживать новое производство и обращаться с техникой, работать в современной промышленности. Ситуация усугублялась тем, что и полученное оборудование использовалось очень и очень плохо. Причина была в том, что квалификация кадров была очень низкой. Было огромное количество брака и некачественной работы. Оборудование часто просто приходило в негодность еще до того, как его устанавливали. Это особенно четко выявилось в первые годы первой пятилетки, когда долги и дефицит внешней торговли катастрофически росли. Но особенно проявилась некомпетентность работников партаппарата, которые были хорошими профессиональными революционерами, но не имели ни малейших специальных знаний и умений, да и обленились за спокойные годы НЭПа.

Наконец, видя безвыходное положение, Сталин решается на ампутацию гангренозной конечности сельского рынка прямо без анастезии - он решается на жёсткий по отношению к населению вариант одновременной коллективизации и индустриализации, в котором роль предпринимателя-организатора-контролёра должно было играть государство, т.е., в первую очередь партаппарат. Изъятие зерна у крестьян могло бы дать возможность обменять его на технологию за рубежом. По сути, из-за резкого дефицита торгового баланса Сталин вынужден был пойти по тому же пути, что и царская Россия - увеличить экспорт зерна - снова, "не доедим, а вывезем".

По сути, Сталин бросил на приобретение бесценного опыта и оборудования на Западе все до последнего грамма золотого запаса, экспортного килограмма зерна, штуки вывозимого яйца. Сама жестокость этого решения прямо утверждала - Сталин осознавал войну как данность неизбежную и неустранимую.

ОБЪЕКТИВНОСТЬ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ

Коллективизация была объективно необходима и другого пути для страны не было и вот почему. В начале 20-х гг. в нашей деревне преобладала соха да лучина, в то время как США, Великобритания, другие европейские государства практически полностью завершили электрификацию сельского хозяйства. Из этой отсталой, средневековой деревни приходилось черпать силы и средства для индустриализации страны, формирования современной армии, восстановления разрушенной войной экономики - другого пути просто не было. Этот океан отсталых частных хозяйств надо было переводить на рельсы социалистической коллективизации со всеми ее неизбежными издержками и "минусами". И все это под прессом враждебного капиталистического окружения, форсированными темпами, в исторически кратчайшие сроки - других не существовало.

По мнению бывшего министра сельского хозяйства А. Бенедиктова [23], если бы с коллективизацией или индустриализацией опоздали лет на пять-шесть - не сумела бы экономика обеспечить все необходимое для победы над фашизмом, а деревня - накормить армию и население, не говоря уже о возникновении в тылу "пятой колонны" из ненавидевших Советскую власть мелких хозяйчиков-кулаков. В том-то и дело, что "нормальной" возможности история нам не дала, приходилось и действовать "ненормальными", то есть форсированными, темпами.

Сталин понял, что рынок проблем сельского хозяйства России решить не моет, поскольку в рынок не вписывается проблема тягости труда, выявленные Чаяновым. И хотя причиной коллективизации были объективные факторы, специфика исторического развития страны, но поводом стал хронический зерновой кризис в годы НЭПа. Сталин долго ждал результатов от НЭПа и не дождался - засуха и неурожай 1928 года на Украине и хронический недостаток продовольствия вынудили советское правитрельствои начать коллективизацию.

Споры о существовании альтернативы коллективизации продолжаются в наши дни и не утихнут, наверное, долгое время. Представляется, что любую из предлагаемых гипотетических альтернатив следует рассматривать не только в плане чисто экономических показателей, но и в плане политической реализуемости, не говоря уже о возможности руководства додуматься до того или иного решения в тех условиях и при том уровне экономических знаний. Например, нелепо ругать Столыпина, что он не отобрал у помещиков сразу всю землю без компенсации - кто бы ему позволил? [24] Кроме того, предлагаемая альтернатива должна включать поправки на человеческий фактор, на неизбежные серьёзные искажения в исполнении правительственных решений. Очевидно, что мелкие хозяйства надо было вытеснять крупными, а фискальное давление увеличивать, но заранее угадать оптимальный способ реализации этой программы было непросто. Если говорится, что коллективизацию нужно было провести мягче, то нужно ответить и на вопрос, какие конкретные действия правительства должны были быть иными и исходя из какой информации правительство должно было до этого догадаться.

Современный канадский экономист Р.К.Аллен [25] составил математическую модель экономики СССР 20-30-х годов XX века, из которой сделал следующий вывод:

«В то время как есть определённая правда в некоторых аргументах в обоснование важного значения коллективизации, важнейшим моментом остаётся то, что её совокупное воздействие было небольшим. Она замедляла рост в течение первой пятилетки и ускорила его позже, но её совокупным эффектом за 30-е годы была только небольшая поддержка экономической экспансии. Человеческие страдания, которыми сопровождалась коллективизация, были огромны, в то время как экономические результаты были скудными».
  Ответить с цитированием

Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Вкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Вкл.


Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Любимые песни из СССР Алексей Музыка 30 04.08.2012 19:12
Жизнь в СССР - как было Stek История СССР 0 17.12.2011 02:53
Рождённые в СССР Ольга 2 История СССР 13 11.12.2011 18:22
кто заказал СССР? diplomat История СССР 6 30.11.2011 00:48
Сорос о СССР Алексей История СССР 20 18.06.2010 14:36


Текущее время: 04:26. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод:
zCarot